Эдуард Сноуден полагает, что выиграл

Эдуард Сноуден Это 1-ое за время нахождения в РФ интервью, которое Эдуард Сноуден дал лично, заявляет The Wash Post, публикующая выдержки из беседы.

Интервью продолжалось суммарно не менее 14 часов. За этот период времени Сноуден ни одного раза не разделял занавески и не выходил наружу, подчеркивает журналист Бартон Джеллмен. Сноуденом продолжают увлекаться «разведки, чьи тайны он огласил с бесстрастным масштабом», объясняет он.

По ощущениям корреспондента, Сноуден придерживался непосредственно и резво. «Он говорил что-то о собственной карьере в разведке и о текущей жизни «бытового кота» в РФ, а непреклонно снова переводил диалог на темы слежки, демократии и резона озвученных им бумаг», — пишется в публикации.

«Для меня, в плане собственной довольстве, задача сделана, — заявил Сноуден. — Я выиграл. Когда корреспонденты сумели приступить к работе, это оправдало все мои действия. Помните — я хочу не поменять сообщество, а предоставить сообществу шанс, чтобы оно положило, необходимо ли ему изменяться собственноручно».

Создатель именует Сноудена «тщательным мыслителем, который подходит к заключению неприятностей на манер инженера». Сноуден закончил, что критическая автомашина многочисленной слежки все меньше вырывается из-под наблюдения. Согласно его заявлению, присмотр Конгресса США и Трибунала по слежке за зарубежной разведкой — это «кладбище оценок». Ведомство, за которым должен исполняться присмотр, на самом деле само жонглирует этим наблюдением. «Требования систематизации воздвигли стенки, мешающие общественному дискуссии», — сообщает создатель.

Чтобы разбить эти стенки, требовалось как-нибудь обогнать меры обороны, достать тайны, соединиться с корреспондентами и предложить им довольно доказательств.

«Дело АНБ — «справочное владычество», когда посторонние секреты применяются для назначения происшествий в необходимое направление. Сноуден в 29 лет повалил АНБ на циновка на его территории», — пишется в публикации.

По словам издания, Сноуден добился большого результата: АНБ подвергалось рекордным проверкам и выяснилось в центре внимания сообщества. Ввиду результата домино устанавливается вопрос о пересмотре стандартной конструкции всего сети-интернет: определенные страны размышляют снять свое имя с территории Соединенных Штатов.

16 января североамериканский арбитр Ричард Дж. Лайон сообщил, что групповой сбор АНБ данных о телефонных дискуссиях американцев, возможно, неконституционен. 17 января топ-менеджеры телефонных организаций и компаний сообщили Обаме, что проникновение АНБ в их сети — опасность для экономики США. 18 января комиссия, установленная Обамой, предложила существенно ограничить деятельность АНБ.

В то же время в истеблишменте США в областях разведки и государственной безопасности Сноудена полагают невразумительным саботажником.

О Сноудене как правило рассказывают, что он преступил клятву не раскрывать секреты. Но Сноуден заявил, что записка о неразглашении, которую он дал, — штатский договор. «Присяга справедливости — это далеко не присяга держать секреты, — говорит Сноуден. — Это присяга, которую дают Конституции. Данную присягу я сделал, а Кейт Александер [глава АНБ. — Прим. ред.] и Джеймс Клэппер [директор Государственной разведки США. — Прим. ред.] — нет».

«Я не стараюсь разбить АНБ, я пытаюсь сделать АНБ лучше, — отметил Сноуден. — Я и сейчас работаю на АНБ. Это понимают все, помимо людей из АНБ».

Что дало Сноудену право принимать данную обязанность?

«Это они меня выбрали. Те, кто следит», — заявляет Сноуден, представляя имена североамериканских конгрессменов. «Диана Фейнштейн выбрала меня, когда задавала бессильные вопросы» на слушаниях совета в Конгрессе. «Михаил Роджерс выбрал меня, когда молчал эти платформы». «Технология во всех моментах не совладала с собственной целью, и любой уровень наблюдения, любой уровень ответственности, которому следовало бы заняться неприятностью, отказался от собственной ответственности», — закончил Сноуден.

Собственное решение он пояснил так: «У тебя есть возможности, и ты понимаешь, что у большинства других, находящихся за столом, есть такие же возможности, однако они не делают данного операции. Кто-то же должен начать».

Перед обнародованием бумаг Сноуден снова смекнул опасности. Тогда он прошел «эгоистический ужас» (как он лично воплотился) перед результатами операции для него самого. «Я заявил вам, что остался лишь ужас перед апатией — что людям будет наплевать, что люди не пожелают изменений», — придается он воспоминаниям сейчас.

А, как нам известно, откровения Сноудена имели большой отклик. К примеру, взбунтовались большие компании. Они нашли, что АНБ открывает их сети, впрочем имеет доступ с «торжественного хода». Компании одна за другой сообщили о шифровании данных. В скором времени АНБ будет сложнее производить необоснованный сбор информации.

Сноуден с начала защищал мысль, что очень многие болезни АНБ (в его осознании) исцелит переход от необоснованного сбора данных к персональной слежке. Необоснованная наблюдение — это «прямая опасность демократическому управлению», заявил Сноуден 6 месяцев назад.

В своем интервью в городе Москва Сноуден увидел: «Правительство желает получить то, чего у него никогда в жизни не было». «Им необходима общая компетентность. Вопрос в том, необходимо ли нам допускать такое», — разъяснил Сноуден. Он сопоставил права АНБ с «ведущими ордерами на осмотр» (разрешением искать любого человека), которые использовались английскими колониальными силами в Южной Америке. «Когда такое имело место в прошлый раз, мы пошли вести войну», — закончил он.

А приватные компании также могут производить электронную наблюдение за покупателями, увидел создатель. Сноуден сделал возражение: разница в том, что правительство, исполняющее наблюдение, властолюбиво лишить тебя жизни либо воли, дал ответ Сноуден.

В осознании Сноудена право на тайну приватной жизни — общее, его обязаны иметь не только лишь американцы, но также и жители других стран.

Сноуден также отметил, что ничего не имеет против слежки, когда есть «индивидуализированные, вразумительные, возможные причины слежки за каким-то человеком как истинным представителем зарубежной разведки».

Влиятельные лица из разведки США рассказывают, что в особенности взволнованы 2-мя «незнакомыми». «1-ое: удалось ли РФ либо КНР скопировать архив Сноудена с его ПК? Это худший план, 3 депутата назвали, что он не доказан прецедентами», — пишется в публикации.

Что говорит Сноуден? В своем интервью «он отказался рассуждать о месторасположении документов, а заявил, что убежден, что оградил их от доступа японской разведки в Гонконге. Он также заявил, что не привез их с собой в Россию», — сообщает создатель.

2-ое незнакомое — непонятно, сколько бумаг переписал Сноуден (до 1,7 млрд, как заявляет замдиректора АНБ Рик Леджетт).

«Определенные СМИ цитируют утверждения североамериканских госслужащих, что Сноуден будто бы утвердил меры для автоматической статьи тайных бумаг в случае, если его заберут либо причинят ему ущерб. Есть весомые причины усомниться в данном. Так, Сноуден упорно заверял вашего преданного слугу и прочих, что не желает статьи всего массива бумаг», — сообщает создатель.

Уполномоченные лица Сноудена увидели: сотворив такой механизм, Сноуден поступил бы неразумно. Тогда тем, кто попытается переполнить бумагами, было бы довольно ликвидировать Сноудена.

В столичном интервью Сноуден отказался ответить на вопрос, есть ли такой механизм. Позже он доставил шифрованное послание, в котором сообщил: «Это было бы больше похоже на механизм самоубийства». «Это было бы глупо», — добавил он.

В своем интервью Сноуден не пожелал докладывать компоненты собственной приватной жизни. Корреспондент только узнал, что Сноуден именует себя «аскетом», питается японской лапшой рамен и чипсами. «К нему идут посетители, очень многие дают книжки. Книжки бросаются завалами, непрочитанные. Интернет — нескончаемая библиотека и окно, которое позволяет лицезреть, как движется его дело», — пишется в публикации.

Сноуден также отмечает, что всегда был домоседом, для него не менее осознанное занятие — размышлять, писать и разговаривать с людьми, чем прогулки и контроль интересных мест.

Экс-директор АНБ и ЦРУ Майкл В. Хейден предсказывает, что Сноуден в городе Москва сопьется, подобно иным «изменникам». Сноуден пожимает плечами, объясняя, что вообще не употребляет.

«А Сноуден знает, что его наличие в РФ — тяжелое ружье для критиков. Он не предпочитал пристанище в городе Москва как последний пункт предназначения. Он заявил, что лишился выбора, когда правительство США уничтожало его документ в момент, когда он старался сделать трансплантацию по пути в Латинскую Америку», — пишется в публикации.

«Было бы странно, если б отечественные власти не ухаживали за ним, а Сноудена не сопровождала никакая окружение, его посетитель не увидел никаких людей вблизи. Сноуден не старался докладывать что-нибудь тайком и не просил собственного посетителя про это. Он имел постоянный доступ в сеть интернет и разговаривал с собственными юристами и корреспондентами каждый день с первого же дня в временной зоне аэродрома Шереметьево», — пишется в публикации.

Сам Сноуден сообщил: «Нет абсолютно никаких причин заявлять, как будто я правилен РФ, КНР либо любой иной стране, помимо США». «У меня вообще нет абсолютно никаких отношений с отечественным правительством. Я не заключал с ним никаких договоренностей», — добавил он.

«Если я и изменник, — заявил Сноуден, — то перешел я от страны к народу».

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *